«Такой интересный человек, и до сих пор не за решеткой!» – эта поговорка в полной мере относится к днепропетровскому олигарху Вадиму Ермолаеву. Прославившегося не размером своего состояния, а теми методами, которыми он его сколотил. «Экономия» на налогах и занижение таможенных пошлин, производство «бодяжных» вин и коньяков с сивушными маслами, воровство денег вкладчиков своего банка, участие в колоссальных схемах по отмыванию денег и расхищению валютных резервов Украины, экономическое сотрудничество с оккупантами, нарушение международных санкций – и это далеко не полный список его «подвигов»! И всё же при всем этом Вадима Ермолаева не только не арестовали, но даже ни разу не вызвали на допрос…

Вадим Ермолаев. Договориться с таможней, поделиться с бандитами

Биография будущего производителя моющих средств и автора отмывающих деньги схем началась в Днепропетровске (ныне – Днепр), где 13 мая 1968 года и родился Вадим Владимирович Ермолаев. Несмотря на чисто русские имя-отчество и фамилию, Вадим Ермолаев является потомком уважаемого еврейского рода. Это могут подтвердить в Попечительском совете еврейской общины Днепропетровска, членом которого он является вместе с Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовом, Вячеславом Фридманом, Александром Дубилетом, Геннадием Корбаном и другими известными днепропетровцами. У Ермолаева очень тесные и доверительные отношения с главным раввином Днепропетровска и главой общины «Хабад» Шмуэлем Каминецким, который, по сведениям Skelet.Info, нередко помогал ему наводить контакты с нужными бизнесменами или представителями власти.

После восьми лет, проведенных в средней школе №69, юный Вадик Ермолаев поступил в Днепропетровский технолого-экономический техникум (ныне колледж), где готовили товароведов, поваров и бухгалтеров для магазинов. Не особо преуспев в учебе, Ермолаев окончил его в 1987 году и сразу же загремел в армию, откуда «дембельнулся» в 1989-м. Работать по специальности или учиться в вузе он не захотел, а сразу увлекся коммерцией. У него не было своих предприятий, не было родственников среди чиновников, а потому, в отличие от большинства олигархов, Ермолаев начинал не с промышленных поставок угля и бензина, и даже не с металла, а с торговли ширпотребом: чай-кофе, сигареты и алкоголь, бытовая химия и косметика. Но сразу сообразил, что если не выйти за узкие рамки «челнока», то успехов в бизнесе просто не видать. И вот, раздобыв каким-то образом крупную сумму денег (якобы у кого-то занял), Ермолаев в начале 90-х перешел к оптовым поставкам товара из Болгарии, Турции, Польши на склады в Днепропетровск, где уже он продавал его мелким оптом владельцам магазинов и ларьков.

Конечно, подобный бизнес требовал наличие не только средств, но и соответствующей протекции в местной власти и «крыши» среди местных ОПГ, дабы они не чинили препятствий. Как он решил эти вопросы, Ермолаев умалчивает. Но его компаньоны вспоминают, что у Ермолаева сразу же проявился талант договориться с нужными людьми, и особенно с таможней. Этот талант он использует до сих пор – как в собственных бизнес-интересах, так и помогая (не даром) своим коллегам.

Станислав Виленский партнер Вадима Ермолаева

Станислав Виленский

В начале 90-х Ермолаева работал вместе с таким же днепропетровским оптовым торговцем ширпотребом Валерием Шамотием, у которого уже тогда была своя фирма «Логос». Но потом у них что-то не заладилось (Ермолаев и Шамотий еще долго будут то сотрудничать, то ссориться), и в 1995-м Вадим Ермолаев, совместно со своим партнером Станиславом Виленским, учредил собственную торгово-промышленную корпорацию «Алеф» – ставшую основной компанией его бизнеса.

 

Через два года «Алеф» по весьма замысловатой схеме объединился с конкурирующей корпорацией «Ольвия» Сергея Касьянова и Валерия Киптыка – и бывшие конкуренты стали надежными компаньонами. Причем, Касьянов позже признавался, что умение Ермолаева «быстро решать вопросы на таможне» сделали его незаменимым партнером. Благодаря этому, их фирмы прибрали к своим рукам до 60% украинского рынка сбыта бытовой химии и практически монополизировали поставки болгарских вин.

Сергей Касьянов

Сергей Касьянов

А в 1998-м году было создано дочернее предприятие «Алеф-Виналь», вначале занимающееся импортом болгарского алкоголя (а потом производством собственного), в число учредителей которой вошел Борис Аркадьевич Черток  – 1936 г.р. ранее судимый и известный в криминальном мире Днепропетровска под прозвищем «Седой». Черток являлся членом днепропетровской ОПГ Мильченко (Матроса), и таким образом был вписан в число учредителей и акционеров в качестве держателя бандитской доли в бизнесе «Алефа» (потом он передал акции своему сыну Феликсу). Что и отвечает на вопрос, какая же криминальная «крыша» была у Ермолаева в 90-х?

Но «отстегивал» он не только ОПГ Мильченко. Так, сообщалось, что автомобиль «мерседес», записанный на фирму «FINANZIELLE ATK GMBH LLC» (одно из ответвлений «Ольвии» и «Алеф») был отдан в «бессрочную аренду» (и бесплатную) днепропетровскому криминальном «авторитету» Шуваеву. Который в свою очередь был связан с Геннадием Опрышко – организовавшем в городе крупный конвертационный центр, услугами которого пользовались «Алеф» и

Налекрешвили Нарик

Александр Петровский-Налекрешвили по прозвищу «Нарик»

«Ольвия». А еще было ОАО «Кварцит», занимавшееся продажами бытовой химии. Так вот, у него было два учредителя: ТПК «Ольвия» и ООО «Геснерия-Центр», и к последней имел прямое отношение криминальный «авторитет» Александр Петровский (он же Налекрешвили, этнический еврей из Грузии), известный в Днепропетровске под прозвищем «Нарик». Тогда Нарик тоже держал конвертационные центры для отмывки денег днепропетровского криминалитета и полутеневого бизнеса, и ходил под главой чеченских группировок Умаром Джебраиловым. А сейчас «Нарик» уважаемый член еврейской общины Днепра и… один из претендентов на пост мэра города на следующих выборах, о чем он недавно публично заявил.

 

 

«Gala» отмывает всё!

В 1997 году Вадим Ермолаев с партнерами решил перейти от импорта к собственному производству. В качестве почина они обанкротили и приватизировали цех бытовой химии на заводе «Химпром» в Первомайске (Харьковской области), где производился стиральный порошок «Лотос». Но бывший советский бренд расходился неважно, не выдерживая конкуренции с импортной химией (которой торговали те же структуры Ермолаева). И тогда он решил запустить производство популярного тогда турецкого бренда «Gala» (моющие средства и стиральные порошки), которые отличились своей дешевизной. В 1999 году с турками было создано совместное предприятие «Ольвия-Бета» в составе: 50% турецкая компания «Baser» и по 25% у «Алеф» Ермолаева-Виленского и «Ольвия» Касьянова- Киптыка. Роли распределили так: турки производили товар, а Ермолаев с компаньонами привозили сырье и реализовывали продукцию.

То, что Ермолаев взял в свои руки доставку сырья из той же Турции (концентрата и добавок) в Украину, на предприятие на 50% принадлежащее туркам, имело большой смысл. Еще занимаясь ввозом импортной бытовой химии и косметики, Ермолаев «экономил» миллионы, провозя товар через таможню без учета, фактически контрабандой. Потом товар оформляли на фирмы-однодневки, у которых его официально покупали структуры «Алефа» и «Оливии», фирмы закрывались – а денежки шли в карман Ермолаева. Таким же образом он умудрялся «обувать» и своих турецких партнеров, с которым отнюдь не делился доходами от «экономии» на пошлинах. Впрочем, турки не возмущались, ведь они старались работать по закону. Эти схемы работали до 2005 года, когда «Оливия-Бета» была продана компании «Procter & Gamble», продолжившей производить до сих пор популярную линейку «Gala».

Еще большие афер Вадим Ермолаев проворачивал с алкоголем. Сначала, когда возил из Болгарии вино и коньяк, опять же, «мимо» таможни, а затем еще клеил на них «левые» акцизные марки. В лучшем случае на бутылки 0,7 клеили настоящие акцизные марки для емкостей 0,5 или на поллитровые бутылки коньяка клеили марки для «чекушек». В худшем на бутылки лепили вообще поддельные марки, купить которые «недорого оптом» в Украине было нетрудно. Эти же фокусы с марками фирмы Ермолаева проделывали и тогда, когда он с компаньонами (включая Бориса Чертока, а затем его сына Феликса Чертока) занялся выпуском своего вина под маркой «Золотая Амфора».

Сначала был открыт завод в Днепропетровске (1999), разливавший по бутылкам в качестве болгарского вина откровенный «шмурдяк» непонятного происхождения – а потому украинцы встретили новую винную марку с большой прохладой, даже не смотря на её потрясающую дешевизну. Тогда днепропетровский завод перепрофилировали под разлив водки «Хельсинки», а фирма «Алеф-Виналь» приобрела в Крыму три винодельческих завода с виноградниками – и вскоре на бутылках «Золотой Амфоры» появилась надпись «крымские вина». Но крымскими они были лишь наполовину, как и винами: виноматериалы разбавляли водой и какими-то добавками. Не лучшего качества оказался и производимые Ермолаевым коньяки «Клинков» и, позже, «Жан Жак», в которых то и дело находили отнюдь не винный спирт с жуткими примесями сивухи и следами серной кислоты.