Банды Одессы: вторжение ваххабитов

В 1994 году у Гурвица было уже достаточно собственных сил, чтобы одновременно получить мандат депутата Верховной Рады и победить на выборах городского головы, обойдя своего главного претендента Костусева. Тем более, что его избирательную компанию тогда оплачивали владельцы ООО «Элайс» и ООО «Соло», ранее обобравшие одесситов с помощью финансовых пирамид.

Однако, готовясь к поражению и побегу, Гурвиц предварительно разжился вторым гражданством. Тогда источники Skelet.Info сообщали, что якобы у Гурвица имеется израильский паспорт, и даже назвали его № 044402931. Но это была явная путаница. Во-первых, наличие израильского паспорта у еврея Гурвица вряд ли является сенсацией – почти все украинские евреи, у которых хватило времени и денег хоть раз съездить в Израиль по системе репатриации, разжились себе тамошним паспортом. Однако названный номер – девятизначный, в то время как израильские паспорта имеют номера из восьми цифр. Зато девятизначные номера у паспортов США, которые вполне могли получить граждане Израиля, приехавшие в США и подавшие заявление о предоставлении гражданства. И получить оба паспорта Гурвиц мог еще в конце 80-х, когда занимался «кооператорством» и еще не был в поле зрения общественности и прессы.

Собственно говоря, то что его вторая жена Ольга Меньшикова (первая разбилась на автомобиле) в 1990-м развелась с Эдуардом Гурвицев в Израиле и осталась там, свидетельствует о том, что в конце 80-х они таки репатриировались, однако потом Гурвиц решил вернуться в Одессу – где у него было больше перспектив (бизнес, выборы). Поэтому вопрос о наличии у Гурвица израильского паспорта даже не стоит, интрига в другом – есть ли у него американский или еще какой-то?

Итак, в 1994 году Эдуард Гурвиц получил кресло мэра Одессы. Но неприятной новостью для него стало то, что тогда же выборы губернатора (председателя областного совета и облисполкома) выиграл Руслан Боделан. Пока еще война между ними не началась, но они уже смотрели друг на друга косо. Причина была проста: два лиса попали в один курятник, и сразу же начали мешать друг другу дерибанить Одесский регион. К тому же если Боделану, ранее снятого с должности Кравчуком, первое время благоволил новый президент Кучма, то бывшему «руховцу» Гурвицу наладить контакты с Леонидом Даниловичем не удавалось.

В первые месяцы своего мэрства Гурвиц начал предпринимать шаги, непонятные и возмутительные для одесситов. В первую это касалось массового сноса ларьков (МАФов, как говорят сегодня). Полторы тысячи торговых киосков убрали с улиц, пять тысяч человек остались без заработка. И это при том, что, будучи ранее председателем райсовета, Гурвиц проводил противоположную политику: зазывал к себе в район предпринимателей, обещал сделать Одессу «свободной экономической зоной». Пояснение этих кардинальных перемен могло находиться за кулисами публичной политики. А именно: до 1994 году Гурвиц имел хорошие деловые отношения почти со всеми одесскими ОПГ, в том числе с группировкой Александра Ангерт (прозвище Ангел), который вместе с Геннадием Трухановым и Александром Жуковым работал на международного мафиози Леонида Минина. Более того, Александр Ангерт позже публично, перед телекамерой, заявил, что был спонсором избирательного фонда Гурвица, а также обеспечивал своими людьми (точнее, охранниками Труханова) безопасность Эдуарда Гурвица и его дома, что они вместе праздновали победу Гурвица на выборах шумным банкетом. Однако вскоре после того, как Гурвиц сел в кресло мэра, между ним и Ангертом произошла ссора. Возможно, со всеми этими события и был связан массовый снос ларьков – ведь для ОПГ они были немаловажным источником «пропитания».

Что именно поссорило Гурвица и Ангерта? Все версии сходились к ключевым объектам: морским портам, нефтяным причалам, Одесскому НПЗ. За порт одесские ОПГ дрались насмерть еще с 1991 года, ведь через него шли экспорт сырья и ввоз ширпотреба, но у группировки Минина-Ангерта там был особый интерес, он им был нужен для масштабного бизнеса: перевалки нефтепродуктов, контрабанды оружия и наркотиков. И они рассчитывали, что при мэре Гурвица порт и НПЗ будет в их полном распоряжении. Но что-то пошло не так, причем настолько, что Гурвица от пули спасало лишь то, что давно работал с ОПГ Стоянова – которое и без того конкурировало с ОПГ Ангерта, а после 1994 года и вовсе находилось в состоянии войны. Возможно, Ангерт вообще бы потерял порт, если бы не удача: новый-старый губернатор Руслан Боделан был близким приятелем начальника областного УМВД Ивана Григоренко, а сам Григоренко являлся «куратором» Ангерта, который в свое время дал согласие сотрудничать с органами. Вот так ОПГ Ангела получило «крышу» в лице нового губернатора, вследствие чего и вспыхнула многолетняя война между Боделаном и Гурвицем.