Хлебное место

Примерно в середине 90-х у Евгения Червоненко уже был тот специфический лексикон (мат вперемешку с тюремными словечками), из-за которого его нередко воспринимали как бандита – тем более, что он и вел себя соответствующе. Skelet.Info даже известна легенда о том, что Червоненко является криминальным «авторитетом», а его автогонщики и дальнобойщики – «братвою». На самом деле настоящие «авторитеты» не ведут себя как недостреленные «быки» из 90-х, а о происхождении плохих манер Червоненко можно лишь догадываться. Тем не менее, однажды он командовал целым «полком» уголовно-хулиганского сброда, и было это во время первого Майдана 2004 года. Впрочем, не будем забегать вперед.

Бизнес на бандитские деньги – это ничто по сравнению с тем, что творил сам Червоненко, когда он дорвался до власти и возможности распределять и делить. Его восхождение началось в 1995-м, когда он стал членом новообразованного УССП (союза промышленников и предпринимателей), через несколько   месяцев вошел в его правление, а в сентябре 1997-го возглавил Совет предпринимателей при Кабинете министров Украины. Еще через год Червоненко стал советником президента Кучмы (потом он любил хвастать, как давал Кучме стратегические советы). Столь стремительный взлет был бы невозможен без соответствующих протекций, однако подробности этого так и остались сокрытыми, известно лишь, что ему помог кто-то из «днепропетровских», возможно Тигипко или Пинчук.

В июне 2000-го Евгений Червоненко получил пост главы Государственного агентства по управлению государственным материальным резервом (Госрезерва). О более хлебном месте нельзя было и мечтать! И всего за какой-то год он умудрился стать фигурантом целого ряда скандалов и обвинений в причинении государству ущерба на сотни миллионов!

Первое, что начал «тырить» Червоненко со складов Госрезерва – это зерно. Он продавал его по ценам ниже рыночных, а также отпускал в долг (тоже по ценам ниже рыночных), однако не всем, а лишь ЗАО «Агроинвест-Групп», которым владел его родной брат Игорь Червоненко. Впрочем, не только он – просто свою долю акций «Агроинвеста» Евгений Червоненко спрятал в одну из своих иностранных фирм. Братья опорожняли закрома Госрезерва в таких объемах, что Игорь Червоненко даже начал экспортировать это зерно за границу. Еще одним клиентом главы Госрезерва была одесская фирма ООО «Брикс», получившая от него «временно в долг» 2 тысячи тонн продовольственной пшеницы. А ведь закрома родины были не безграничны! В общем, когда летом 2000 года «Киевмлын» запросил у Госрезерва 100 тысяч пшеницы для сдерживания сезонных колебаний цен, Червоненко развел руками и заявил, что может дать только 47 тысячи тонн. Куда делись стратегические запасы – усохли ли, либо были съедены мышами – он так и не пояснил. Однако этот инцидент вызвал тогда небольшой хлебный кризис в столице, в результате чего хлебобулочные изделия подорожали по всей Украине, а в магазинах около месяца был дефицит муки.

Во-вторых, Червоненко провел «масляную аферу», нагрев государство еще на несколько миллионов. А именно: между Госрезервом с одной стороны, и ООО «Торговый дом Крещатик» и ГП «НПО Лебедь» (оператора Госрезерва) с другой было заключен договор №766 от 08.09.2000 о бартерном обмене. Указанные предприятия обязались поставить в Госрезерв 2 тысячи тонн сливочного масла по рыночной цене, в обмен на выделение им 13 тысяч тонн дизтоплива.  Афера заключалась в том, что дизтопливо отпускалось по стоимости 1400 гривен за тонну, в то время как его рыночная стоимость тогда колебалась в районе 1970-2230 гривен за тонну! После чего появилась информация о том, что «Торговый дом Крещитик» продал это дизтопливо фирме «Харьковский региональный контракт» по цене 2100 гривен за тонну. Разумеется, что «навар» был разделен с главой Госрезерва.

В-третьих, не успев сесть в кресло главы Госрезерва, Червоненко провел еще одну аферу – с нефтепродуктами все того же ГП «НПО Лебедь». Еще в феврале 2000 года этому предприятию выделили 249,4 миллиона гривен для приобретения нефтепродуктов, которые оно должно было распределить по базам Госрезерва и Министерства агрополитики согласно договору №7/7-2000 от 29.02.2000. Однако в августе руководство «НПО Лебедь» решило самовольно (не без одобрения Черновецкого) распродать 86,3 тысяч тонн топливного мазута – предназначавшегося сельхозпроизводителям и сахарным заводам. Распродали по 579-636 гривен за тонну, при его рыночной цене 720-750 гривен. И снова «навар» растекся по карманам.

В-четвертых, достаточно громкой оказалась весьма запутанная история с ЗАО «Бари». Которое еще в 90-х, работая под «крышей» Игоря Бакая и Александра Волкова, приняло на себя обязательства компаний «Днепрэнерго», «Центрэнерго» и «Донбассэнерго» вернуть Госрезерву взятые у него в долг 2,6 миллиарда кубов газа, а также оплатить деньгами процент за пользование товарным кредитом. Однако с возвращением газа и денег ЗАО «Бари» справлялось плохо, дело дошло даже до суда – и вот тут Червоненко неожиданно начал защищать интересы не государства, а частной компании. СМИ сообщали об этом так:

ЗАО БАРИ

Евгений Червоненко: гонщик по жизни. ЧАСТЬ 2

Подобных скандальных дел за Червоненко тогда накопилось достаточно много, чтобы президента Кучму просто завалили докладными записками о махинациях главы Госрезерва. Против него в апреле 2001 года даже возбудили уголовное дело, но он игнорировал следствие: до августа 2001-го сидел в своем кабинете и посмеивался, а после отставки он «нырнул» аж до весны 2002-го, когда его объявили в розыск.

Зенко Афтаназив Орлан

Зенко Афтаназив

Нелишним будет упомянуть и о тех, кто помогал Червоненко «пилить» закрома Госрезерва. Это бизнесмен Зенко Афтаназив, с которым Червоненко сдружился еще в начале 90-х во Львове. В феврале 2001 Червоненко взял его к себе в Госрезерв заместителем, а после их изгнания сделал Афтаназива вице-президентом своего концерна «Орлан». Еще один персонаж – Дмитрий Крючков, старший сын Василия Крючкова, завотдела ЦК КПУ в 1974-84 г.г. Благодаря Черновицкому, в 2000-м году сына бывшего партийного бонзы пристроило на работу «ГП Лебедь», а в 2002-м он уже перевелся на насиженные места в Госрезерв – где вскоре устроил аферу с хищением 36,8 миллионов гривен.

Евгений Червоненко. Восхождение губернатора

На парламентских выборах 2002 года Евгений Червоненко шел по списку «Нашей Украины», где оказался благодаря хорошим отношениям с Виктором Ющенко и его окружением (в частности, Рыбачуком). Даже появлялась информация, что фирмы Червоненко, зарегистрированные в США и Канаде, участвовали в неких финансовых операциях по переводу денег в Украину для спонсирования избирательной компании Ющенко – и тратились они не на выпуск газет и оранжевой символики, а на подкуп нужных людей.

Стоит заметить, что те выборы прошли для Червоненко с изрядным напряжением. Помимо того, что прокуратура посылала к нему повестки к следователю по делу об аферах в Госрезерве, его чуть не сняли с выборов по иску журналиста Дмитрия Пономарчука, заявившего о наличие у Червоненко израильского гражданства. В ответ Червоненко начал сильно нервничать, кричать в телекамеры что это происки Вадима Рабиновича, потом утверждать, что это «проявление антисемитизма». Обвинения оказались не пустыми, но лишь в 2004-м МВД установило наличие у Червоненко паспорта гражданина Израиля и подало в Администрацию президента представление на лишение его гражданства Украины. Но на дворе уже вопил «Ю-щен-ко!» первый Майдан, охрану которого осуществляли «титушки» и «быки» львовских и киевских «авторитетов» и криминальных бизнесменов: Владимира ДидухаИгоря Кривецкого, Владимира Киселева, братьев КонстантиновскихАртура ПалатногоАлександра Пресмана. Причем, Червоненко сам как-то рассказал журналистам, что он убеждал Пресмана сделать выбор в пользу именно Ющенко.

Почему защиту первого Майдана (как потом и второго) не организовали из бывших «афганцев», силовиков, не замешанных в криминале спортсменов, физически крепких студентов, а поручили это ОПГ? Этот вопрос стоит, в первую очередь, обратить Евгению Червоненко. Который на время президентских выборов получил неофициальную должность «начальника охраны» при Ющенко – точнее, стал главными кулаками «Нашей Украины». Червоненко с энтузиазмом нападал на журналистов, задававших Ющенко неудобные вопросы, сломал руку члену «Братства», разбил камеру корреспонденту «Зеркало Запорожья», в Херсоне избил водителя грузовика, обогнавшего кортеж Ющенко, в Крыму избил милиционера, а во время рейдов «нашеукраинцев» в Центризбирком избивал там беркутовцев. И он же осуществлял общую координацию криминальной гвардии первого Майдана.

Что ж, поддержка «Нашей Украины» была для Червоненко очень кстати. Когда в 2002-м его объявили в розыск, он дождался своего мандата, потом сам явился в прокуратуру и вскоре вышел из неё со словами, что «все вопросы закрыты». Потом Червоненко еще не раз будет заявлять, что сам являлся к следователю, но тот не нашел за ним никакой вины. Тогда же, но уже при всеобъемлющей поддержке «Нашей Украины», было закрыто дело против ОАО «Орлан-Транс», возбужденное по заявлению ГНИ Львовской области. Тогда проверки установили, что «Орлан-Транс» умышленно формирует убыточные показатели деятельности, а также закупало и ввозило в Украину автотехнику под видом внешних инвестиций (не облагаемых налогом), таким образом, уклонившись от выплаты в бюджет 5,5 миллионов гривен (более миллиона долларов). При этом Львовская ГНИ утверждала, что распутала лишь верхушку схем Червоненко, и это далеко не последние обвинения в его адрес. Команда Ющенко немедленно вступилась за бизнес Червоненко, акцентируя внимание на том, что Львовскую ГНИ возглавлял Сергей Медведчук, брат главы Администрации президента, и это дело является «политическими репрессиями».

Говорили, будто Евгений Червоненко должен был стать новым главой МВД, но по какой-то причине это кресло отдали Юрию Луценко, а вот Червоненко досталось место покойного Кирпы – во главе Министерства транспорта и связи. Оказавшимся для Червоненко еще одним очень хлебным местом – и он сразу притащил за собой своего неразлучного компаньона Зенко Афтаназива, усадив его в кресло директора «Укрзализныци». За несколько месяцев пребывания в Минтрансе, Червоненко успел стать фигурантом целого ряда коррупционных скандалов. Skelet.Info приводит некоторые из них: