Бессменный хозяин шахты им. Засядько, ветеран всех созывов Верховной Рады, самый старый действующий украинский политик и живой реликт громких коррупционных скандалов начала 90-х. Звягильский продолжает смотреть из своего депутатского кресла на Украину и украинцев исключительно как на средство своего обогащения, и его заскорузлую душу не трогают ни сотни погибших шахтеров, ни тысячи убитых жителей Донбасса. Его волнует лишь одно: как и за сколько обеспечить свою безопасность и комфорт.  Вот почему его однажды удивительным образом забыла и долгие годы не замечала Генпрокуратура, равно как сейчас в упор не видит НАБУ.

Ефим Звягильский. Светлый путь

Ефим Леонидович Звягильский родился 20 февраля 1933 года в городе Донецке (тогда Сталино) в семье советских служащих. Skelet.Info узнал, что в 80-х годах о Звягильском сочинили немало героических баек, в которых он имел простое, чуть ли ни пролетарское происхождение, и поднимался наверх «из самых низов». Но эти байки сочинялись для шахтеров: мол, наш начальник из таких же работяг, как и мы! На самом деле родители Звягильского были люди далеко не маленькие во всех отношениях: потомки уважаемых лидеров еврейских общин, они сделали неплохую карьеру в структурах советской власти.  В противном случае их семью не эвакуировали бы из Донецка в 1941 году – благодаря чему они благополучно пережили Холокост в глубоком тылу, а после войны вернулись домой. Благодаря этому же юный Фима не был вынужден идти вкалывать после 7-го класса, как большинство его сверстников в те тяжелые послевоенные годы. И благодаря этому же он не отправился на 3 года в армию (или на 4 года на флот), а поступил на горный факультет Донецкого индустриального института (ныне – Донецкий национальный технический университет), который окончил в 1956 году.

Так Ефим Леонидович, вопреки стереотипному мнению о евреях, стал шахтером – правда, не простым забойщиком, а помощником начальника участка шахты №13 донецкого треста «Куйбышевуголь», через несколько лет возглавив её.  В 1970-м он уже стал директором шахтоуправления «Куйбышевская», а в 1979-м возглавил шахту имени Засядько – одну из крупнейших в УССР и вообще в Союзе. Как говорили в Донецке, дело было не только в личных качествах Звягильского, отлично умеющего манипулировать людьми, но и в его близких связях с Владимиром Ивановичем Дегтяревым – секретарем (1957-62) и первым секретарем (1963-76) Донецкого обкома КПУ, которого называли главой «донецкого клана», созданного еще самим Засядько.

Интересно, что одним из соратников Дегтярева был Василий Миронов (председатель Донецкого горисполкома, первый секретарь горкома, потом обкома), в начале 80-х ставший приемником Дегтярева. А как уже сообщал Skelet.Info, Василия Миронова называли тестем Виктора Нусенкиса.

«Донецкий клан» советского времени представлял собою руководящую элиту региона, в первую очередь партийных бонз и директоров угольных управлений, тесно связанную с Минуглепромом УССР. Это их потом будут называть «стародонецкими», о которых Skelet.Info также уже рассказывал в материале о Владимире Логвиненко. «Донецкие» были лидирующим кланом в УССР во времена Сталина и Хрущева, однако при Брежневе уступили лидерство «днепропетровским». И тогда в их рядах вызрели первые семена сепаратизма, который тогда имел чисто экономическое направление: они захотели иметь прямые отношения с Москвой в обход Киева, чтобы сохранить за регионом экономические привилегии. Все эти идеи всплывут потом, в 21-м веке, уже в независимой Украине, взятые на вооружение донецкими олигархами.

При Горбачеве Совмин СССР начал разрабатывать план постепенного сокращения добычи угля на Донбассе, поскольку часть шахт там были убыточны даже по советским меркам, и поддержку разработки новый угольных бассейнов, в частности Кузбасс. Поняв, что это станет началом конца особого статуса Донбасса, превращением его в самый заурядный регион страны, «донецкий клан» стал организатором знаменитой шахтерской забастовки 1989 года. Она началась в Кемеровской области (где уже имел большие связи молодой директор донецкой шахты «Ждановская» Виктор Нусенкис), а через неделю её поддержали шахты Донбасса – и одной на стачку организованно вышла шахта им. Засядько, которой руководил Герой Социалистического труда Ефим Звягильский. Экономические требования забастовочных комитетов перемешивались политическими – для оказания давления на Москву и Киев.

забастовка шахтеров Звягильский

Если шахтеры Кузбасса выступали за лучшее снабжение региона продуктами питания и поднятием зарплат и пенсий, то «донецкий клан» также добивался максимальной экономической самостоятельности как шахт, так и региона – с одновременной финансовой поддержкой угольных предприятий государственными дотациями. В итоге директора шахт получили право самим контролировать сбыт и продажу угля, и также распоряжаться валютной выручкой от его экспорта. В придачу к уже имевшимся при шахтах «кооперативах», это дало им широкое поле для большого бизнеса уже в 1989 году. Но Звягильский и Нусенкис пошли дальше, создав мошенническую схему получения государственных дотаций на уголь, которые их шахты не добывали. И если по схеме Нусенкиса «левый» дешевый уголь закупался на Кузбассе, а затем выдавался за добытый на его шахте «Ждановская» (ныне «Покровская»), то Звягильский в начале 90-х освоил схему покупки угля у других шахт Донбасса, которые не могли реализовать его самостоятельно (все схем, созданных «донецкими»), за 50% стоимости.

Звягильский

Ефим Звягильский

Позже схема Звягильского была воплощена в схемах Ахметова, Юрия Иванющенко и Александра Януковича, которые таким же образом оформляли добытый в шахтах уголь из «копанок». И это не совпадение, ведь именно Ефима Звягильского называли тем человеком, кто в самом начале 90-х обратил внимание на группировку Брагина-Ахметова и порекомендовал её «стародонецким» – союз с которыми превратил базарных рэкетиров в сильнейшую ОПГ Донбасса, а потом и в богатейших олигархов Украины. Вот почему Ринат Леонидович всегда был очень благодарен Ефиму Леонидовичу, и эта благодарность, в частности, выражалась в гарантированном получении Звягильским депутатского мандата по списку Партии Регионов. Но сохраняющееся влияние Звягильского было обеспечено не только его прошлыми заслугами.

Ефим Звягильский. Бегство в Израиль

На волне забастовки 1989 года Звягильский впервые был избран народным депутатом еще советской Верховной Рады (в 1990 году). И его отношения с Леонидом Кравчуком складывались довольно сложно, основываясь на постоянном шантаже со стороны «донецких». Когда Советский Союз начал разваливаться, Звягильский заявлял Кравчуку, что Донбасс может захотеть такую же автономию, как и Крымская область (с 1992 года автономная республика), а может и больше: сообщалось, что тогда Звягильский намекал на возможность возрождения Донецко-Криворожской республики (ДКР). Через несколько лет эти намеки воплотились в образе «Юго-Востока», противопоставляющегося себя остальной Украине, в 2004-м в виде забастовка шахтеров Засядькопроекта «Юго-Восточной автономной республики» (прозванной «ПиСУАРом»), а в 2014-м стало основой для проекта «Новороссии». Еще один интересный факт: это Звягильскому принадлежит авторство лозунга «Донбасс никто не поставит на колени!» (ныне его постоянно использую сепаратисты), и толкнул он его еще в 1993 году, на фоне очередной устроенной им шахтерской забастовки (начавшейся с шахты им. Засядько). К тому моменту Звягильский уже избрался председателем горсовета и горисполкома Донецка (сохранив и депутатский мандат, и фактическое руководство шахтой), а потому выступал не только от имени шахтеров.

Зачем она ему понадобилась? В 1992-м, угрожая Киеву сепаратизмом, Звягильский добился от Кравчука согласия на выделение государственных дотаций шахтам Донбасса. Несмотря на то, что в столице уже знали о махинациях с «левым» углем, деваться было некуда: это была своеобразная плата за политическую лояльность «донецких». Но в 1993-м они решили войти в украинское правительство (подвинув там «днепропетровских» в лице Кучмы), и забастовка стала хорошим методом для того, чтобы вновь надавить на Киев – теперь уже не угрозой не сепаратизма, а угольного коллапса экономики, и без того страдавшей от гиперинфляции. И у него это получилось: в июне 1993-го Звягильский стал первым вице-премьером, а в напарники себе он получил Валентина Ландыка, ставшего вице-премьером по вопросам внешнеэкономической деятельности и инвестиций. Но это был только первый этап. «Донецкие» продолжили давить на Кравчука грохотом шахтерских касок (после событий 1993 года угрозу нового приезда в Киев шахтеров вновь будут использовать сторонники Януковича в 2004-м), и добились, таки, отставки премьера Кучмы – место которого в качестве и.о. тут же занял Звягильский, а и.о. первого вице-премьера стал Ландык.

Кравчук, Звягильский, Ющенко

Кравчук, Звягильский, Ющенко

С переходом правительства в руки «донецких» инфляция в Украине действительно затормозилась. Но как это было достигнуто? Сообщалось, что если фишкой правительств Фокина и Кучмы была гиперинфляция, позволявшая предприятиям экономить на зарплате и налогах (их выплачивали после очередного падения купоно-карбованцев), то Звягильский ввел метод многомесячной задержки зарплат и платежей в бюджет, с прокруткой денег в коммерческих банках и бизнес-схемах.

Однако это первое и последнее членство Звягильского в Кабмине закончилось для него чередой скандалов, уголовным делом и поспешным бегством в Израиль. Обвинений было множество, ведь на Звягильского ополчились не только «днепропетровские», но и «киевские», а также национал-патриоты. Но среди них выделялись два дела.

Во-первых, это было скандальное и весьма запутанное дело фирмы «Nordex», которую в Украине представлял Вадим Рабинович. Эту фирму в начале 90-х создали еврейские эмигранты Борис Фуксман, Григорий Лучанский и Владимир Двоскин, под крышей международного «мафиози» Леонида Минина – в группировку которого входили одесситы Александр Ангерт и Геннадий Труханов. «Nordex», в частности, вела дела с украинским государственным концерном «Украгротехсервис», и была посредником между поставками в Украину российской нефти и расчетами за оную реализованной украинской сельхозпродукцией и продовольственными запасами Госрезерва. Закончилась эта затея аферами и «киданиями», причем «Nordex» сама заявляла, что понесла колоссальные убытки – вот только уголовное дело было возбуждено по факту многомиллионных убытков Украине. Ответственность Звягильского была прямая: он подписывал контракты с «Nordex», он же контролировал работу этих схем, и он определял стоимость товаров – которая тогда все время менялась из-за инфляции. Первый скандал разразился тогда, когда депутаты Верховной Рады заявили, что за подписью Звягильского держава отпускала «Nordex» сахар по старым заниженными ценам.

Вторым было дело «Дамиана-банка» (глава правления Юрий Сидоренко), осуществлявшего перевод платежей за нефтепродукты между «Украгротехсервисом» и его бизнес-партнерами, в число которых помимо «Nordex» входили и другие компании. В частности, это были панамская «Гланкур Интернешнл СА» и кипрская «Уквар-Петролеум», которые оказались фирмами, созданными Юрием Сидоренко и его компаньонами Александром Дворянчиковым (российский бизнесмен) и Вячеславом Крамным (гендиректор «Укринвалютторга»). Деятельность «Дамиана-банка» завершилась аферой на 19,9 миллиона долларов, которые были выведены со счета «Украгротехсервиса» и переведены в Швейцарию. Через несколько недель после этого директор «Украгротехсервиса» Бортник был расстрелян возле собственного дома, едва выжив после нескольких пулевых ранений.  При чем же тут Звягильский? А при том, что у Skelet.Info имеется информация о том, что соучредителем ЗАО «Дамиана-банк» является «некая шахта», непосредственно связанная с и.о. премьера.

Сначала Звягильский бодро отрицал все обвинения, заявляя, что он «честный шахтер-работяга». Однако после того как во власть вернулся Леонид Кучма, избранный в 1994 году новый президентом, и, мстя Звягильскому, велел Генпрокуратуре начать против того большое расследование, которое и без того требовала Верховная Рада, Ефим Леонидович решил бежать из страны. И вовремя: вскоре после этого, дав ему фору, Рада проголосовала за привлечение депутата Звягильского к уголовной ответственности (постановление № 247/94-ВР от 15.11.1994).

Сначала он выехал якобы в Кисловодск на лечение, сославшись на плохое самочувствие, а потом оказался в Израиле – куда прибыл как простой репатриант. Это было остроумное решение: репатрианты получали израильское гражданство быстро и без проволочек. Но тогда же в СМИ появилась информация, что репатриант Ефим Звягильский прибыл в Израиль не с пустыми руками, а с 300 миллионами долларов!