кремль, военное преступление, военные преступления

На днях в одном из российских Телеграмм-каналов появилось видео, на котором видно, как российские военные расстреляли трёх пленных украинских военнослужащих Вооруженных сил Украины, которые неподвижно лежат на земле. узнавал подробности убийства и условия, при которых ответственные за это могут быть наказаны.

Related video

"На видео представитель ВС РФ осуществляет в безоружных неподвижных военных несколько выстрелов, вероятно из автомата. В описании под записью указано, что событие произошло вблизи Крынков Олешковской общины Херсонской области", — прокомментировали в Офисе генерального прокурора. Там начали расследование по факту нарушения законов и обычаев войны, соединенного с умышленным убийством — часть 2 статьи 438 Уголовного кодекса Украины.

Крынки: сложная ситуация

Крынки — небольшой населённый пункт на левом берегу Днепра в Херсонской области. Он расположен чуть выше по течению от Херсона. С осени российская армия пытается взять Крынки и окружающие территории под контроль, но ей это не удается — украинские военные, преимущественно морские пехотинцы, малыми группами всё время присутствуют там. Ситуация там остается крайне сложной.

"Если анализировать многочисленные сообщения в социальных сетях о том, что происходит на левом берегу Херсонщины, вдоль Днепра, то в районе Крынки Вооруженные Силы Украины расширили плацдарм, но не вглубь, а вширь. Там ведутся активные боевые действия. Потому что село Казачьи Лагери значительно разрушены, в Новой Каховке и в Каховке участились прилёты с дронов. Но если в Новой Каховке нет густых лесов над водой, между Каховкой и Таврическим есть лес, а в самой Каховке — парк, который сейчас обстреливают, вероятно, чтобы поразить россиян. Кроме того, там летают многочисленные дроны, об этом пишут и говорят местные, которые там остались. И россияне, возможно, более жестокие, усиливают свои действия, чтобы влиять на украинскую сторону. Именно поэтому могли показать такое страшное видео. Вообще там россиян много, они на всех открытых участках и в лесу, за Крынками, но наши продолжают контролировать серую зону возле Днепра", — говорит местная жительница Каховки Анастасия. Она давно выехала, но постоянно следит за ситуацией там.

Важно

Вернуть из плена: сестра пленного морпеха 501 батальона просит содействия

Анастасия регулярно читает местные паблики.

"На страницах, где раньше местные продавали овощи и молоко, сейчас можно увидеть сообщения о том, что в районе Крынков исчезают военные, их разыскивают родные. Они призывают местных рассказывать, вдруг кто-то видел, что происходит. Но не знают, что в Крынках давно местных нет. Начинают общаться между собой", — добавляет она.

Политолог и херсонский активист Владимир Молчанов также внимательно следит за ситуацией на Херсонщине.

"В районе Крынков действуют то, что россияне называют штурмовыми группами. Но это не совсем штурмовые и не группы. К Днепру пытаются подойти объединения 60-80 человек, российских стрелков, с неизвестной целью, — говорит он. — Видимо, хотят продемонстрировать, что они там существуют. Иногда пытаются установить свой флаг. Нашим в Крынках физически также невозможно находиться из-за отсутствия укрытий. Не скажу, что поход туда — билет в один конец, но очень опасное место. Если там кто-то ранен, то очень сложно вывезти, оказать помощь, спрятать где-то в подвале — все они были затоплены. Поэтому, думаю, одна группа лиц просто вышла на другую, россияне захватили украинцев в плен. А потом произошло то, о чём уже все написали".

Системная практика, в частности, ради запугивания

Подобный случай убийства украинских военных сразу после попадания в плен — далеко не первый. Только в 2024 году появляется информация о нескольких расстрелах безоружных и раненых украинских военных на разных участках фронта. То есть речь идёт о системной практике РФ.

Так, 15 февраля российские военные расстреляли раненых украинских защитников на позиции "Зенит" под Авдеевкой. Сделали они это после того, как воины связались через Координационный штаб по обмену пленными с российской стороной, договорившись, что российские армейцы возьмут их в плен и окажут медицинскую помощь. После отхода украинских сил из Авдеевки, шестеро украинских защитников просто ждали плен в бункере на территории воинской части. Россияне же убили раненых и выложили видео с телами в интернет.

24 февраля произошел другой случай. На видеозаписи, снятой с дрона, показано, как нескольких человек, предположительно, украинских военных, берут в плен, после чего убивают. Речь идёт о событиях на участке фронта между селами Ивановское и Хромовое в Бахмутском районе Донецкой области. Одним из первых запись распространил украинский OSINT-проект DeepState. Его аналитики отметили, что на видео — бойцы 92-й отдельной штурмовой бригады ВСУ.

В то же время мониторинговая миссия ООН по правам человека зафиксировала, что с 1 декабря 2023 по 29 февраля 2024 года россияне казнили по меньшей мере 32 пленных украинских защитников в 12 отдельных случаях. В их отчете отмечается, что случаев значительно больше, чем за любой из предыдущих периодов.

В поисках тех, кто отдавал приказы

Журналисты evocation.info утверждают, что им удалось установить командира российского подразделения, который отдал приказ расстрелять украинских военнопленных возле Крынок. Речь идёт о представителях 328 полка 104 дивизии и командире — "герое России" полковнике Сергее Иштуганове, который и отдал приказ.

расстрел возле Крынок, убийства украинских пленных, расстрел украинских пленных, битва за Крынки, расстрел возле Крынок, расстрел под Крынками, военное преступление, военные преступления, убийство комбатанта, убийство пленного, расстрел пленного Fullscreen

Иштуганов участвует в войне против Украины с начала полномасштабного вторжения. Он воевал в составе 31-й десантно-штурмовой бригады, был заместителем командира. Именно это подразделение пыталось захватить аэродром Гостомель под Киевом. Затем его перебросили на донецкое направление, впоследствии на херсонское. В частности, в его зону ответственности входит левый берег Днепра.

Как и в случае с Крынками, журналисты предварительно установили ответственных за расстрел шестерых военных на позиции "Зенит". Ими оказались представители 1 славянской бригады псевдореспублики. Именно их логотип есть на видео, которое распространили российские пропагандисты. Это подразделение было сформировано ещё осенью 2014 года в оккупированном Торезе Донецкой области. В него вошли бойцы, которые в своё время подчинялись гражданину РФ Игорю Гиркину (Стрелкову), который захватывал Славянск в 2014 году. Сейчас это подразделение входит в состав вооруженных сил РФ. Командиром батальона, который мог убить пленных, называют человека с позывным "Гермес". Это псевдоним, по информации журналистов, использует 44-летний Дмитрий Николаевич Вербий, уроженец города Шахтерск. Он был заместителем начальника службы безопасности в "министерстве" до полномасштабного вторжения российских войск на территорию Украины.

Эксперты говорят, что целью таких убийств и распространения информации о них является запугивание украинских бойцов, чтобы не шли воевать.

"То, что враг пытается таким образом давить и публикует подобные видео, привязывая их конкретно к плацдарму Крынкив, говорит о том, что успехов у него там по-прежнему нет. Он продолжает штурмы, выискивая новые тактики, но они оказываются для него все же безрезультатными", — отмечает, в частности, руководитель пресс-центра Сил обороны Юга Наталья Гуменюк.

На пути к трибуналу: командная ответственность

"После обнародования видео никакой реакции со стороны российского командования не было. Поэтому очевидно, оно как минимум толерантно относится к расстрелу украинских военнопленных, и должно понести ответственность именно за это преступление, — говорит Владимир Молчанов, — Если это была и собственная инициатива каких-то российских военных, то её однозначно толерантно относится к командованию. Если же был приказ "хватать, расстрелять и выложить видео" для того, чтобы запугать украинцев, это также его ответственность".

Юристы-международники говорят, что важно фиксировать каждый подобный случай убийства военнопленного на национальном уровне, чтобы в дальнейшем привлечь преступников к ответственности — как военных, так и гражданских начальников.

Владимир Путин Fullscreen

"Когда мы говорим об ответственности, мы имеем в виду то только именно того командира, который давал указание стрелять. Мы говорим и о нём, и о его высшем руководстве — вплоть до министра обороны и верховного главнокомандующего, — говорит юрист-международник, адвокат Андрей Яковлев. — Такой подход необходим, чтобы сфокусироваться на тех людях, от которых зависит возможность прекращения этой практики, или её применения. Надо делать расследования в отношении этих лиц, подниматься по иерархии выше. Если мы доказываем, что командующий какого-то рода войск, зная о таких случаях, не принимал меры, особенно если мы докажем системность, это означает, что он имел либо одобрение, либо указание сверху. Так можно выйти и на президента РФ Владимира Путина".

Такой подход может дать не мгновенный результат, а долгосрочный.

"Если Украина будет обращать внимание на высшее руководство, которое самостоятельно на национальном уровне привлечь к ответственности невозможно — Путина вряд ли будем судить в украинском суде, к тому же он имеет иммунитет, то впоследствии можем обращаться в международные инстанции, в частности Международный уголовный суд (МУС), — продолжает Яковлев. — Было бы хорошо, чтобы эта тема также фигурировала в международных отчетах, в частности, органов ООН — это бы свидетельствовало, что проблема настолько серьёзна, что её не обошли независимые международные эксперты и поэтому надо реагировать. Тогда бы мы могли надеяться на хотя бы объявление в розыск высокого руководства РФ. Этот факт мог бы способствовать уменьшению нарушения законов и преступлений войны".

То есть когда мы говорим о наказании за военные преступления, то, по мнению юриста-международника, должны строить логическую цепочку так: национальные расследования фиксируют подобные факты, демонстрируют, что они системные, затем применяется командная ответственность или ответственность командиров, указывая на них. Где Украина не может подняться выше — просит присоединиться МУС.

Конечно, кто-то скажет, что МУС — это длительный процесс, что международные органы беззубые. Но если Украина не будет фиксировать преступления должным образом сейчас, то со временем вряд ли удастся это сделать.

Важно

Новая Гаага. Какой трибунал для Путина предлагает организовать Европа

Адвокат объясняет, что любой военный, который во время военных действий попал под власть врага, считается пленным. Даже без официального признания и подтверждения. Как только военнослужащий показал, что он сдается, не сопротивляется, он считается в плену. Тогда враг отвечает за него, он должен сохранять его жизнь.

В случаях, которые произошли на Бахмутском направлении, возле Авдеевки или в Крынках российские военные этого не сделали. Поэтому речь идёт о грубом нарушении Женевских конвенций — умышленное убийство или убийство комбатанта, который, сложив оружие или не имея больше средств защиты, безоговорочно сдался. А это — военное преступление, совершенное не только исполнителем и командиром.

Яковлев объясняет, что идея Владимира Молчанова о командной ответственности является важной.

"У каждого комбатанта есть право участвовать в военных действиях, соответственно он может уничтожать врага. Но это действует только в условиях боя. Как только он ранен или попал в плен — это уже подзащитное лицо, его уже нельзя убивать. За выполнение этих международно признанных правил несёт ответственность непосредственно солдат и его руководство. Если командир не контролирует своего подчинённого, а мы можем это проверить по следующим критериям: "знал, но ничего не сделал", "должен был знать, но ничего не сделал", то задействуется ответственность командиров и гражданских начальников до самого высокого уровня, — объясняет адвокат Андрей Яковлев, — Она может быть через участие, неучастие или непринятие действий. У каждого командира есть обязанность провести расследование. Если такое не проводится — он становится ответственным".